Андропов – олицетворение контроля. Где начинается свобода и где она заканчивается? Что мы контролируем и что контролирует нас? Что мы можем себе позволить, а где мы себя останавливаем, включая своего внутреннего «Андропова»?

 

Антон Севидов (фронтмен Tesla Boy):

«Я очень хорошо помню себя, начиная с года. Время правления Андропова – это определённая эстетика, где под прессингом официоза и массивной монотонной пропаганды жили простые люди, которые находили свои радости, слушали и доставали запрещённую музыку, пытались играть или даже записывать то, что реально хотелось, а не то, что пропускало Министерство культуры CCCР – весь этот мир, который еще даже не намекал на грядущие перемены. 

 

Источник вдохновения – советская архитектура: эти длинные советские проспекты, уходящие в спальные районы, пластинка прибалтийской группы «Зодиак» 1980 года, которую мне купила мама, и которую заслушивал до дыр, сериал «Новый папа», фильм «Экстаз» и, конечно же, сериал «Чернобыль», где так точно и подробно показан СССР того времени.

 

Причины, по которым стал писать на русском очень просты – мне реально захотелось это сделать вновь после «Неонавта». И плюс ко всему было важно утереть нос завистникам, считавшим, что могу петь только на английском. Также на меня во многом повлияло знакомство и совместная работа с одним из моих кумиров – Юрием Чернавским, трибьют которого мы сделали в 2018-м году. Окончательно убедила записать русскую пластинку реакция людей на песню «Холод уйдёт». Когда её начали активно слушать и подпевать на концертах, стало понятно – нужно делать альбом. 

 

Заметное влияние на концепцию альбома оказало моё участие в фильме «Лето». Пока работал над ролью Андрея Тропилло, с головой ушёл в атмосферу начала 80х, когда зарождался Ленинградский рок-клуб.

 

Я работал над альбомом в центре Москвы в новой студии на 10-м этаже. Впечатляющий вид на город – ты как будто паришь над крышами зданий, периодически мысленно спускаясь в переулки и заходя в клубы, где танцуют люди, или залетая в окна квартир, где кто-то грустит в одиночестве, или занимается любовью, или проводит время в шумной компании с друзьями. 

 

Мы сводили альбом в Питере с моим другом Романом Уразовом, как раз в этот момент уже во всю начинал распространяться Covid-19. И когда мы отослали всё на мастеринг в Лос-Анджелес, инженер Уорен доделывал последний трек под крики, нависавших над студией полицейских, которые приказывали быстро убраться домой, поскольку в тот день в LA объявили карантин, и все должны были сесть по домам. Таким образом он еле-еле успел скинуть в компьютер последнюю песню и отправлял нам файлы уже из своего дома.»

 

О песнях:
«Абьюзер»

«Прабабушка по белорусской маминой линии была знахаркой и лечила заговорами. В детстве я часто видел, как она это делает. Хотелось написать такую песню, которая бы обладала эффектом заговора против людей, поднимающих руку на своих близких, то есть мантру, которая воздействовала бы на потенциального обидчика, и придавала сил человеку, который оказался в опасности.

Строчка «ты ей не сделаешь больше больно» пришла в голову пару лет назад и ждала своего часа. Музыка была написана в последний месяцы работы над альбомом. Мне очень нравится эта последовательность аккордов, она как бы всё время поднимает напряжение.

В альбоме есть два места, где я фактически отдаю дань Юрию Чернавскому, автору «Мальчика Бананана», с которым посчастливилось работать пару лет назад. Это финальные части песни «Ватикан» и «Абьюзер», где вы слышите вокодер. Это отсыл к песне «Я робот». Изначально хотелось, чтобы Юрий сам спел эти два куска, но, к сожалению, в этот момент он был в больнице.» 

 

«Ватикан»

«Песня написана в Риме. Тогда я впервые побывал в Ватикане. К тому же, был под сильным впечатлением от «Нового Папы» Соррентино. 

Сама история, не без иронии рассказана от лица героя, в которого влюбляется его друг-гей, при том, что сам герой – гетеросексуал. И как им быть? Ведь дружба, после того как со стороны одного человека она перерастает в нечто большее, разрушает нормальное общение. Я подумал, что это интересная тема, о которой, кажется, еще никто не писал.»

 

«Музыка моя»

«Эту песню я написал вместе со своим другом Олегом Чеховым. Её грув возник еще год назад, в конце работы над треком «Холод уйдёт». Идея текста проста: музыка, как средство, которое помогает пережить любые испытания и трудности, музыка, как место, в котором чувствуешь себя защищённым. 

Вторая часть – более джазовая, это дань моему джазовому прошлому и увлечением фанком и диско.»

 

«Проспект»

«Песня появилась очень легко – как бы сама собой. Её звучание настолько контрастирует с остальным альбомом, что поначалу я даже колебался, стоит ли включать «Проспект» в релиз. Но состояние полного опустошения и безысходности в этой композиции, оказалось достаточно сильным, чтобы взять её в альбом. Многие впервые услышали этот трек в сериале «Содержанки».